Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

2015

Ваша Земля и моя Луна ;-)

Visitor Map
Луна в сей День, Луна в сей Час


Правила поведения в моем ЖЖ лучше всего уяснить на небольшом историческом примере:
Однажды Гёте, прогуливаясь в парке, встретил критика, который терпеть его не мог.
- Я никогда не уступаю дорогу дуракам! - напыщенно сказал критик.
- А я наоборот, - отвечал Гёте и отошел в сторону.


Большинство критиков пишут так, что хочется им сказать: "Спасибо. Стерпеть от вас похвалу было бы гораздо больнее".
d3db7a7a99d656ac06d0d6207ba939e8
эльфишки-детишки

Мышебайки

История первая, дамская.
У нас на форточках висят длинные ленты, чтобы открывать-закрывать форточку, не вставая со стула. И вот давеча утром Риан обнаруживает, что ветер закинул эту ленту на дамский контейнер, Финечка не растерялась, конец этой ленты протянула сквозь решетку - и висит на ленте, качается аки обезьяна.
При виде Риан Финька шмыг в домик.
Ну ОК, сказала я, если мышам нужна шелковая лента для качания - нивапрос. Достала из запасов, отрезала кусок, завязала посредине узелок-фиксатор, оба кончика спустила в дырочки...
Смелочь стала один этак осторожно тянуть... а Смелочь так зовется за рост, она ж в полтора раза меньше толстой и красивой Финьки... долго трудилась, но протянула. Финь потом протянула другой - и теперь у мышей есть отличная качелька!
Когда они в ноль истреплют эту ленту - отрежу новый кусок. Утилизация лент от старых букетов :)))

История вторая, мужская, кровавая и суровая.
Пока Лоська был жив, Мраморный и Пряник жили вполне нормально. Мряха гонял Пряника, но это была возня, игра...
Но мыши очень, очень тяжело переживают смерть. Помнится, по смерти Фанечки Лоськка неделю был сам не свой. Тут же умер Лоська - и Мряха просто сошел с ума от горя. И стал Пряника бить так яростно, что вопли мышей просто разбудили нас, Риан говорила, что у Пряника хвост был в крови... так что мы посадили Мряху в резервный контейнер... а потом накидали туда опилок, сделали домик из коробки от крема. Короче, ссылка.
Спустя какое-то время решили их ссадить. Визг, драки, вопли, Мряха возвращается в ссылку.
Спустя некоторое время - опять. И тут мы обнаруживаем, что большого и сильного Мряху мелкий Пряхин покусал до крови.
М-дя. Не обижайте маленьких, они потом обидят вас.
Риан с той поры сочувствует этому огромному мыХу, а я всё думаю над вопросом воссоединения братиков. И вот что надумалось.
Мы ссаживали мышей за ужином, а ночь - время максимальной активности. Но по опыту создания семьи Лоськи и Финьки, мышам надо поспать вместе, чтобы иссяк конфликт.
И я сегодня ссадила мышей днем.
Визг был, но драк - пока тьфу-тьфу. Пряник нормально поспал - сначала в гамаке, потом осмелел, спустился в домик. Мряха оккупировал башню (любимое место Пряника) и худо-бедно поспал там.
В какой-то момент Пряник поднялся на башню и фсё-фсё-фсё там собой обтер :) Дескать, это мое! Ну-ну...
...в общем, если их снова придется рассадить, то у нас есть алгоритм действий - ссаживать днем, заново приучать друг к другу.

На фото Мряха, виден мраморный узор на плече, за который и получил имя
белый тигр

Лоська

В этом доме завелась традиция - умирать в дни праздников или хотя бы дат. Отец умер 7 ноября. Фанечка помер в день, когда у принца Гарри сын родился. Лоська помер 8 марта.
Всё произошло стремительно - за полчаса до начала агонии он был бодр, снова ПРЫГНУЛ, да так, как мелкие не, а потом прилег (как раньше не делал), пора кормить, а он лежит в домике, вздрагивает, но не отзывается... тут приезжает Скади, а мы ей с порога "Извини, у нас прямо щас умирает Лоська", потом мы всё-таки занимаемся гостьей, а потом - да, потом идем хоронить. В саду, под камушком. От начала агонии до возвращения из сада двух часов не прошло...
Что ж, мышЪ прожил исключительно долгую, замечательную жизнь; старым и лысым он был еще осенью, так что подозреваю, что по человечьим меркам его возраст усвистал куда-то под сотню. Счастливая жизнь, любимый братик, женитьба в пожилом возрасте, прекрасные младшие дети, легкая смерть. Что еще мышу надо?
Теперь прыгает над радугой. Высоко-превысоко.

"Передайте французам, что если для реставрации Нотр-Дам надо попозировать горгульей, то я готов!"
Что характерно, сидел он так именно после пожара :)



еще три ВКонтакте
Жоз.одуванчик

Пчела огнеупорная, подвид парижская

ОК, раз меня тут всё-таки читают и даже научили, как убрать всякие лже-бяки, то я буду активнее постить сюда :)

В Норт-Даме были... пчелы. И они выжили в пожаре.
Подробности - тыц по картинке. Фото горгульи в пчелах сделало мой ночер, пусть сделает и ваш!
2015

О чуде в ГннК

Из дискуссии с Татьяной Волоконской
Она пишет:
Вот за что особенно люблю наши с Вами беседы, так это за наглядную демонстрацию отличия биографического автора от автора-творца. Это автор ГннК в чудеса не верит? Когда они в тексте на каждом шагу? Ну дела...

И мой ответ:
Требую определения термину "чудо" и сразу даю нашенское, буддийское. Чудо - это нарушение закона причинности. В условиях монотеизма - нарушение причинности путем вмешательства высшей силы.
У Толкиена чудес такого рода немного. Я навскидку назову три: воскрешение Берена и Лучиэни, воскрешение Гэндальфа и гибель Нуменора (с сохранением Ар-Фаразона с войском вне жизни и смерти).
Возможно, добавлю к ним еще бессмертие Туора, а также смерти Лучиэни и Арвен.
Спасение Фродо и Сэма орлами я _не_ считаю чудом. Да, орлы прилетят не ко всякому, да, не всякого они спасут живым (вечный вопрос фэндома про Финголфина), но орел прилететь может, и спасти может, а спасет ли он лично тебя - это не вопрос, потому что вот тут точно не торгуются.

Соответственно, в ХКА я навскидку назову 1 (одно) чудо. Причем никто не умер и не воскрес :) Это - полярная льдина у берега. Такого быть не может никак иначе, кроме прямого вмешательства Эру, который велел Ульмо подать карету некоторым особо громко вопящим товарищам.
В общем-то, чудо близко к категории "утонул за гордыню", а что там никто не утонул - это уже другая история. Но сам факт льдины, гм, папанинской толщины у берега - это да, это чудо.

В ГннК нет ни то что чудес такого рода, там, как мы посчитали на досуге, вообще всю фабулу можно описать в категориях строгого реализма. Единственный персонаж, который действует магией, - это Моргул, и он вынесен в "до" и "после", в "Две войны". Гэндальф и Саруман в тексте - нифига не маги, даже огненного зайчика не показали. А все разговоры князя Андрея с дубом Таургона и Денетора с Белым Древом - это фантазии эмоциональных героев, и Эрех весь сюда же. Мало ли чё приглючится в горах, хех.

Вот что чудом называю я. Вы под этим термином подразумеваете явно иное. И да, о терминах не спорят, о терминах договариваются :)

Теперь об авторе.
Человек писателю не равен, это совершенно точно. Более того, когда писатель берется за ЧУЖОЙ мир и ставит целью дописывание, то это значит, что он сознательно готов играть по ЧУЖИМ правилам, то есть некую часть своей личности он засовывает в глубокой карман и на пуговицу его застегивает.
На конкретных примерах: Аранарт и Белег (который Куталион в "По разные стороны") - ярые монотеисты. Я умучалась, пытаясь прописать их мировоззрение. Хрен с тем, что я сама так не считаю, но мне надо ПОНЯТЬ, как они видят мир.
А они, включая спокойного монотеиста Таургона и как бы далекого ото всех возвышенных идей Денетора, - они-то все в чудо верят. Таургон так спокойного в него верит, что ему и задачи "докричаться до Эру" нет: зачем орать, он же и так меня слышит???
И поскольку текст романа - это мильён точек зрения (среди которых даже пролезла т.зр. автора-человека, и мы знаем, кто ее выражает, хех!), то, конечно, в романе чудо есть как онтологическая категория, не может там его не быть, потому что в него даже Брегол верит, что уж говорить о других!

И да, забавно: начать с утверждения "в ГннК нет чудес", закончить тем, что там чудо как категория есть :)
Посмотрим, что скажет она :) Где там "чудеса на каждом шагу"...
2015

(no subject)

Меня спрашивают, насколько вторая редакция "Между" будет отличаться от первой.
Отличия будут малы. Тут слово заменить, там убрать вдруг пробившийся научный стиль...
Но вот сцену пахоты на Быках мне захотелось радикально доработать :))) И да, свежевышедшая лекция по Синему Быку - одна из причин вдохновения.
Стало так.

Collapse )
А было вот так: http://mith.ru/alw/between/between12.htm :)
Думаю, если у меня еще будут доработки текста, я буду выкладывать их.

И - чтоб два раза не вставать :)
Очень странные ощущения при чтении. Вопрос первый: а паааааачиму все герои говорят ааааадинаково? Почему у Марха, Ирба, Арауна нет речевых характеристик???
А потому, деточка, что ты 13 лет назад этого еще не умела :)
Вопрос второй: а пааааачиму события так мелькают? Помедленнее, у меня голова кружится, я не успеваю следить за ними!
А потому, что прописывать отношения кто-то только учился, и вот из этого скольжения по сюжету сделал хорошую, концептуальную фичу :)
Не, хорошая книжка. Я сейчас пишу совершенно по-другому, но вот эта игра с мифами должна была быть сказана так и только так. И очень занятно было сделать вот то, что я сделала. Взять и вписать кусок, попробовав "по-старому".
белый тигр

ПроППоведь, очередная

Ну что, Владимир Яковлевич вторую главу подряд наступает на те же грабли, и называются они "непонимание символики Нижнего мира".
Цитаты выписывать лень, я на пальцах.
В главе "Переправа" он приводит тонны примеров зашивания в КОРОВЬЮ шкуру (или его рудименты), после чего сообщает, что это отголосок тотемизма.
И да, "в Проппе" нет ни одного примера этого конкретного тотема в данном случае. Почему я не удивлена?..
А зашивание покойника именно в коровью/бычью - по им же приводимому материалу! - идет по странам, континентам и эпохам.
То есть можно догадаться, что тотемизм тут рядом не стоял.
...а стояла рядом моя лекция по Синему Быку Нижнего Мира, коя будет в "Архэ" во вторник, а в записи она лежит в "Лектории" в любое время :)

Грабли номер два, той же модификации.
Владимир Яковлевич совершенно правильно, замечательно пишет о том, что мертвые пытаются утащить за собой живых (примеры килотоннами), что если происходит разрыв души и тела, то это беда.
А дальше он сводит это к змею-похитителю, патамушта мертвые имеют облик зверюшек разных и змея в том числе ("в том числе"!! он же сам это пишет!!!), вот вам и змей-похититель.
Ну увы и хлюп просто.
Зооморфных форм мертвых - много, это написано "в Проппе". Зооморфная форма похитителя - одна! Написано там же.
Сам же всё это вывел из инициации, сам же главой раньше объяснил, как неподвижный поглотитель с развитием культуры превращается в динамичного врага...
Это же элементарно, Ватсон, это называется "контаминация образов на основе общего признака": мертвый-похититель и змей-смерть. Вот и змей-похититель.
греция_горгона

Мой мир никогда не будет прежним %)))

И ваш щас тож!

"Славянские древности", т.3, статья "Красный цвет"
"...на покойника надевали маленькую красную шапку (ср. хорватскую быличку о явлении умершего ребенка в красной шапочке)".

Приплыли.
Не, что волк - проводник в мир мертвых, это классика, это первый курс "Мифологии".
Что бабушка, одиноко живущая в чаще леса, - это что-то подозрительно напоминающее нашу Ягу, умершую прародительницу, это тож факт.
Но что вот сама Красная Шапочка из той же компании... ой.

Сделайте меня развидеть эту сказку про мертвую девочку, которая решила вернуться в мир мертвых, по дороге ей встретился волк (он принадлежит обоим мирам) - и увел ее куда следует окончательно и бесповоротно (мы же помним фольклорный финал, например, по фильму "Мужчина и женщина", да-да?).
А если мы возьмем общеизвестный финал, то полуживого волка эти две мертвые героини загубили. Тоже ничего. В любом случае Красная Шапочка остается там, где ей и положено, - в мире мертвых, с бабушкой. Ибо нефиг мертвым делать среди живых.

Мне просто жутко от завязки, которая там вычитывается.
Жила-была женщина. У нее умерла дочь, но вернулась к ней с того света. Женщина осознала, что надо всё-таки мертвую девочку отправить в мир мертвых назад, и дала ей ритуальную пищу... Фсё, с этого места можете рассказывать вашим детишкам.
Если сможете ;)
тень Светлого

Герой нашего времени %)

Знаете, когда что-то пытаются сделать "вот как в старое доброе время", то это неизбежно несет такой объем новизны, что ой. Потому что мы - изменились, старое - отжило и умерло, а мы сейчас хотим взять из него нечто и приспособить к сегодняшнему.
Это можно развивать на самых разных примерах, но я про несостоявшийся роман "Холодные камни" и цикл "Холодные камни".
В данном случае - про его финал.
То ись финал романа, поскольку у цикла никакого финала нет, буду писать пока пишется.

Так вот - Хэлгон недаром стольких привлекает, потому что образ, мягко говоря, типичный. А грубо говоря - штамп фэндома.
У Хельги был доклад о "лордизме", и там было вполне грамотно показано, что в нашем понимании этот самый "рядовой дружинник" обожает своего лорда примерно как Рыцарь - Прекрасную Даму. Дальше разница исключительно в качестве текста, есть сильные образы, они любимы народом, есть слабые, их ругают... неважно.
Хэлгон заявлен как самый обычный - ну вот он и есть "эльф-дружинник стандартный". Изнутри фэндома - точно.
В итоге Хэлгона рисуют - от Елены Кукановой до очень любительских, том про Хэлгона ждут... он заслужил право на титул "героя нашего фэндома"...
Но я сейчас не об этом, а о п.1 О трансформации при возрождении старого.

История с Холмами Мертвых завершается (не выдавая спойлеров) вполне по Профессору: вы завоевали победу не для себя. Вы спасли, вы отстояли, вы молодцы - но плоды принадлежат не вам, вам в лучшем случае слава, некоторым - посмертная.
Нормальненький, добренький, истинно толкинский финал.
И Хэлгон, потерпев победу, уходит навстречу... чему-то. Планы есть, но как они осуществятся - не знает даже автор.
Так вот.
Пока жил-был замысел РОМАНА, это и был финал. Не точка, конечно, многоточие - но грустное такое. Потому что герои потерпели победу.
Угу.
А что мы имеем сейчас? А сейчас том о Хэлгоне заявлен как третий из четырех, в "Пламени в снегах" у автора есть для него "небольшое, но ответственное поручение", так что читатели будут знать совершенно точно, что им не расставаться с этой наглой нолдорятиной.
Итак, мы имеем финал биографии героя В СЕРЕДИНЕ текстов о нем.
Ничего не напоминает?
Во-во, я и говорю: герой нашего времени. (Кто подзабыл школьную программу, напоминаю: "Печорин, возвращаясь из Персии, умер" - угу, и дальше пошли Тамани-Мэри-Фаталисты)
Радикальненько изменился сюжет %)))


Рисунок Елены Кукановой
Кагая плеяды

Север...

Я сегодня была на выставке Дмитрия Гусева "Северный ковчег". Знаете, это более чем странное сплетение троп. Плато Путорана - где я никогда не была, и вряд ли побываю - место действия "Территории" Куваева. А "Территорию" я штудировала ради написания полярных глав "Некоронованного". И вот я прихожу на выставку, вижу эти картины (фото не передают, "Звезда" в рдяных тонах!) - и у меня ощущение, что я вижу места действия своего романа. Особенно с учетом того, что Дмитрий - человек глубокой веры и в его пейзажах тема духа более чем ясна.

"Аранарт не мог уснуть. В палатке было так тепло, что лед, намерзавший в ней за день, к утру совершенно растаивал от дыхания людей, он капал водой со стен, и те, кому он попадал на лицо, шутливо сердились. Мерно дышали спящие товарищи, отдыхай и наслаждайся покоем, пока он есть… теплом, пока под вами нет трещин и ледяного крошева.
Нет. Не спится.
Он осторожно, чтобы никого не потревожить, влез в верхнюю одежду и вышел.
Новолуние. Небо в таком безумном количестве звезд, они так ослепительны, что не различаешь знакомых созвездий. Жутко смотреть в эту опрокинутую бездну, ты падаешь в нее, падаешь бесконечно, падаешь вверх… и тихий шорох над тобой. Правду говорят легенды о шепоте звезд? что это? что шепчет в такт твоему дыханию?
А потом обрушился свет.
Бирюзовые, белые, зеленые, фиолетовые потоки низринулись с самой вышины, исполинскими крыльями обнимая горизонт. Сияющий покров развевался и реял над миром, звезды блистали сквозь него белыми гроздьями и узорами незнакомых созвездий, дыхание перехватывало не от мороза, а от ощущения того, насколько ты мал в огромнейшем мире, и это чувство – давно знакомое и драгоценное еще с ранней юности – было большим восторгом и больше наполняло силой, чем любой миг торжества. В такие мгновения он был готов любить весь мир, и сейчас неотвратимость близкой смерти усиливала его порыв, и ни сожаления, ни горя не было, он любил эту льдину, эти звезды, этот ослепительный свет, это течение, погубившее их, – любил, потому что ни для какого другого чувства у него в преддверии гибели не осталось места в сердце."


[еще два пейзажа]