Альвдис (alwdis) wrote,
Альвдис
alwdis

Гоблин рассказывает анекдот про Насреддина... и не только

Умный человек тов. о\у Гоблин!
Читаю его рассылку, иногда морщусь от "прикладной стилистики", но чаще - с преогромным удовольствием и немалой пользой.
Чего вам и.


Как-то раз Насреддин решил поторговать на рынке солью. Нагрузил на ишака пару тяжеленных мешков и отправился в путь. По дороге надо было перейти глубокую речку вброд. Ишак шёл в воде осторожно, и часть соли в мешках растворилась. Вес мешков, понятно, уменьшился. Хитрая скотина выбежала на берег радостная, а Насреддина трясло от ярости.
Отправляясь на рынок на следующий день, Насреддин нагрузил ишака мешками с шерстью. Хитрый ишак радостно бросился в речку, и шерсть намокла. На берег он вышел с трудом, а до рынка еле дополз.
- Так-то, животное! - радостно сказал Насреддин. – В следующий раз будешь думать, каждый ли раз тебе бывает польза от перехода реки вброд!
Следует помнить о том, что правильные исламские шутки - их на арабском языке шутить надо. В данной шутке умело применены два секретных арабских слова: соль и шерсть.
Под ишаком, ясное дело, не без оснований подразумевается человек. Соль - это 'мильх', оно же омоним слова доброта, мудрость. Избавляясь от груза доброты человек себя, как правило, замечательно чувствует. Считает, что так и надо. Однако в результате осёл лишается еды, потому что Насреддин не может выручить с продажи соли денег, ишачий корм покупать не на что.
Шерсть - это 'суфи'. То есть суфизм. Когда шерсть намокает, вес поклажи увеличивается. Однако это приводит только к увеличению времени в пути до рынка. Ну и Насреддин, понятно, денег с мокрой шерсти наживёт по полной программе.

В данном аспекте нельзя не вспомнить про известного многим Омара Хайама. Омар Хайам был школьным другом печально известного Ассассина, был дружбаном великого везиря Низами. Если, конечно был. Ибо самая старая рукопись его стихов, дожившая до наших дней, написана через 350 лет после его смерти.
Как известно, народные массы уверенно полагают, что Хайам постоянно бухал и писал алкоголические частушки. Сообщаю: это - заблуждение.
Для запада Хайама открыл Фитцджеральд, который ничего не понял первым. Что характерно, до этого Хайама и в родной Азии знали только те, кому надо было знать. Но именно Фитцджеральд оттрактовал правильные стихи как алкоголические частушки. А потом уже попёрло повсеместно.
На самом деле у Хайама речь идёт не о пьянстве, а об экстатическом переживании, каковое позволяет воспринимать бога. Это технические, прикладные стихи. Каковые учитель рассказывает ученику точно так же, как анекдоты про Насреддина. Привет алкоголикам и ценителям поэзии.
Естественно, в данном аспекте рассказы о 'точных переводах' - бред сивой кобылы.
Арабы, что характерно, категорически отвергают попытки переводить Коран.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments