January 4th, 2019

...в овечьей шкуре

О сквозных мотивах в творчестве :)))

"Между", самое начало ветви "Друст, сын Ирба".

На севере рос мальчишка. Обыкновенный… или, во всяком случае, не считающим себя чем-то особенным. Возраст не тот, чтобы задумываться о своей исключительности.
Дни напролет он пропадал в горах, пытаясь помогать пастухам (больше мешал, но как прогонишь такого славного малыша?); он одинаково весело болтал с людьми, с животными и с духами этих гор, не задумываясь о том, что с овцами большинство лотианцев говорить не умеет, а пикси или ниски могут быть очень опасны. Мальчишка, конечно, выучил, что его мать – дочь Рианнон, но кто эта Рианнон – понимал смутно, а почему это имя защищает его от беды – не задумывался вовсе.
Он просто жил – как живут все пятилетние пацаны.
У него были мама и папа. Папа – низкий, смуглый, темноволосый и очень красивый – потому что его тело было разрисовано синими узорами. Мальчишка, тайком, пока никто не видит, макал палец в грязь и рисовал на себе такие… ну, почти такие… в общем, похожие. Мама была беленькой. У нее была белая кожа и очень странные волосы. Светлые-светлые. Мама была очень высокой – выше папы, да и большинства пастухов. Говорили, что мама красавица, но по сравнению с папой она была неинтересной: у нее же не было таких замечательных синих рисунков на теле!
Мама и папа жили в башне, очень большой и зимою очень дымной. Каково там летом, мальчишка не знал: как только сходили снега, он удирал в горы. Мама пыталась его удержать, зато отец не возражал. Отец был очень умным, он понимал, что лазать по горам – это гораздо интереснее, чем сидеть в какой-то башне! Отец летом тоже куда-то уезжал, потому что он был этим, как его, королем. Что это такое – мальчишка не очень понимал, но точно знал: через год или через два папа возьмет его с собой. И это будет ух как интересно!

Ну и, как грится, найдите десять отличий... ежели вы читали ГннК %)))
Я не то чтобы забыла об этом, но никак не соотносила с.
2015

Тон вниз

Волею судьбы у меня во фленте оказалось две мамы с абсолютно одной и той же проблемой: их дочери (моложе 10 лет) ведут себя настолько ужасно, что ни матом сказать, ни пером описать, а только в подзамочном посте выкричаться.
И обе эти мамы (совершенно разные, из разных стран, из разных культур!) пишут одно и то же "Когда она сделала то-то, я наорала на нее".
Так вот.
Обе мамы очень умные, тонко чувствующие - и у их девочек есть шанс вырасти умными и талантливыми людьми... да-да, ЕСЛИ МАМА ПЕРЕСТАНЕТ ОРАТЬ.
Поверьте, моя дочь,которая сейчас вся такая замечательная, в свои 4-5 лет была ооочень сложным ребенком. И жизнь быстро (и больно!) вбила в меня простое правило: тон ТОЛЬКО ВНИЗ. Только когда я на каждом слове представляю, что кладу бетонную плиту, - только тогда меня слышат.
Это первое правило.
И второе. Никогда. Ничего. Не. Запрещать. Это не значит "всё разрешено". это значит - забыть частицу "не". Говорить только о том, что следует делать. Никогда не фиксировать сознание на неправильном поведении. Только на том, как следует себя вести. Если ошибки разбираются - только в ключе "как это можно исправить".
Это трудно, да.
Но только в этом спасение что девочек, что мам.