January 28th, 2016

греция_горгона

О личности и деятельности

Изливаю ЛЮбашке мой гнев праведный на сценариста "Доживем до понедельника".
Про дивного учителя, который спрашивает то, что сам не объяснял, на дополнительную информацию не навел, и возмущается, что ученик знает только учебник. А потом с сияющим взором рассказывает, на каких музыкальных инструментах умел играть лейтенант Шмидт и какая у него была любовная переписка.
Любашка шустро ловит мысль, что учитель сначала должен был вдохновенно рассказать, а уж потом требовать не по учебнику. Угу, или дать конкретную дополнительную литературу, да еще и такую, которая в библиотеке есть (не интернетное, чай, было время!).
Я угукаю и говорю, что там еще один прокол. Вот, говорю, если бы ты была этим учителем и тебе про Шмидта было надо рассказывать, то о чем бы ты говорила?
Гм.
Лицо Любашки надо видеть. Вы много про Шмидта знаете, если без Вики? Я примерно столько ж. Она чуть ни первый раз про него услышала, ничего внятного я про "Очаков" не расскажу, поэма Пастернака мне осталась непонятна и чужда. И вот барышня должна прям щас ответить на вопрос, что бы она рассказывала о человеке, о котором она - близко у нулю.
Она набычивается, сводит брови, сжимает губы... и мучительно цедит по слову:
- Ну, я бы рассказывала о его деятельности...
- Стоп, - милосердие стучится в мое сердце. - Именно. О деятельности. А не о том, что он был прекрасный человек и писал любовные письма.
Мы немножко трендим подробности, а потом она говорит:
- Я не знаю, это было задумка или так получилось, но ведь учитель - хороший человек, а с деятельностью у него не очень. Вот он и...
- Именно! - радостно говорю я. - В точку! Вечный принцип: человек видит в других свои качества!!
После чего я ей радостно излагаю, что по сюжету - сентябрь, учитель преподает историю ДО 17-го года...
- И? - спрашивает Любашка.
- И?! - требую я.
Барышня думает секунд десять - и начинает хохотать. Изучать события 1905-1916 годов в течение всего учебного года... это круто, да. Ну, я уже говорила, что в бурных эмоциях от сценария, ога.
- Так что это сценарист может сказать, что за человек герой, но ничего внятного не может сказать о деятельности! Он таки приписывает собственные качества!
rider

Я не могу не

Я получила предварительный отзыв Скади.
Он предварительный, поэтому я его пока показывать не буду, только последний абзац.
Вот стоило двадцать лет идти, ошибаться, падать, разбиваться, но всё таки идти дальше, и знать, что при всех ошибках идешь правильно, чтобы получить это.

Я не знаю, что еще сказать про эту книгу. Она светлая, но слабым светом фиала в кромешном мраке. Она холодная, но тем морозом, который сторожит вовне, стоит сделать шаг от греющего нас огня. Я желаю этому продолжению книг Профессора долгой жизни и благодарных читателей. Спасибо, Альвдис.