Альвдис (alwdis) wrote,
Альвдис
alwdis

Categories:

Издранные кусочки

Опять-таки глава "Белые стрелы", всё еще формирование отряда (да, синдары не спешат, они такие). И два эпизода, разнесенные по тексту, с основным действием не связанные. Поэтому легко выдираются.
Имена синдар пока не определены. И нет, эти персонажи не будут играть заметной роли в сюжете. Это эльфы третьего плана.
Тока я вам не ДЖексон, я эльфийскую массовку копипастом не размножаю. Она у меня штучной работы.
Ну вот - две штуки из массовки.

Предупреждение: доброта зашкаливает. Как в прямом смысле, так и в, гм-гм, переносном. Честно: очень добрый и очень жесткий текст.
Читая на работе, будьте осторожны: некоторый вылет из реальности по прочтении гарантирован.

[рискнем?]

Это была большая группа эльдар. Точнее, маленький отряд – командир перворожденный и пятеро, смотревшихся рядом с ним юношами.
– Тебе нужны не только лучники, – сказал древний эльф, представившийся КД*. – У тех тварей есть плоть, кто будет ее резать?
«Ты знаешь, что я беру лишь тех, кто хочет идти со мной, – нахмурился Келегорм. – Они все решили так? Сами?»
– Все, кроме одного. Второго справа. Но ты возьмешь его.
Неистовый приподнял бровь. Подобного тона он не слышал даже от Хэлгона.
– Возьмешь. Он сирота. Отец – в Дориате, мать – в Гаванях.
«В Гаванях убивали женщин?!»
– Тех, что с мечом и в шлеме, – как ты думаешь?
«Ясно».
– Понимаешь, насколько он ненавидит тебя?
«Догадываюсь. Но он не может идти с нами. Он не хочет этого».
– Он пойдет. Не о чем спорить. Он исполнит любой мой приказ, а я исполню твой.
Синдар пристально посмотрел нолдору в глаза, ставя точку в разговоре.
Келегорм молчал. После бесконечных «нет» Хэлгона тон КД* его уже не волновал, Неистовый думал лишь о деле. Здравый смысл говорил, что нельзя брать в отряд бойца, который ненавидит командира. Но – часто ли сыновья Феанора прислушивались к здравому смыслу?..
– Соглашайся. Он будет рядом с тобой, поймет, что ты не чудище из древних легенд. Увидит, как мы смотрим на тебя. Увидит, каков ты с нами. Пожалей мальчика. Дай ему исцелиться от ненависти.
Неистовый молчал.
– Ты должен ему, сын Феанора! – древнее спокойствие слетело с лица КД*. – Ты в ответе за смерть его родителей. Ты должен ему не меньше, чем Моргот был должен тебе!
«Он выполнит любой твой приказ?» – медленно проговорил лорд нолдор.
– Да.
«Ладно. Горло он мне во сне точно не перережет: преимущество быть призраком… А ты сам почему идешь со мной?»
– Белег о тебе рассказывал.
«И это всё?»
– Мало?
Келегорм искал слова, которые не были бы жестоким вопросом. КД* понял его:
– Ты хочешь спросить, кого из моих близких ты убил? Никого. Я, видишь ли, был в том отряде, что выводил Эльвинг. – Он снова посмотрел лорду нолдор в глаза. Спросил прямо: – Это нам помешает?
Сын Феанора стиснул губы. Потом ответил:
«Нет. Не помешает».
Очень хотелось кого-нибудь убить. Желательно прямо сейчас. Твари Тирн-Гортада для этого бы отлично подошли.

<...>

Вечерело. Вернулся Хэлгон с молодежью – принесли дрова для костров. Несколько синдар остались верны себе даже в столь необычном походе и захватили с собой кто флейту, кто небольшую арфу, так что ночные песни у костров стали обычным делом, и это возвращало в сегодняшний день из страшного прошлого, и сначала это резано по сердцу неожиданной болью – воспоминанием о Белеге, но потом и эта боль ушла, растворилась в светлой памяти, потому что Белег сейчас в Валиноре, ему хорошо, а вспоминать о дружбе – это тоже хорошо, и в прошлом надо держаться за лучшее, а не за страшное, и правы эти синдары, пришедшие исцеляться от ненависти, и прав их ледяной король, говорящий, что гнев – это болезнь.
И кстати – о больных. Вон он, Эр*. Ему было бы легче, если бы Хэлгон восседал на пне и приказывал принести дрова, а не таскал бы сам, да еще и больше, чем они. Ему было бы легче, если бы подлый сын Феанора и предатели своего народа, осмелившиеся примкнуть к Убийце, высокомерно командовали бы им… А так тебе очень больно, малыш… хотя, какой ты малыш, ты меня ненамного моложе. Но ведь насколько ненависть позволяет сохранить юность… просто удивительно. Тебе больно, потому что ты считаешь, что твоя ненависть – это и есть твое сердце, что отказавшись от ненависти – ты предашь себя. Ты заблуждаешься, тысячелетний маленький Эр*, ты заблуждаешься, как когда-то мы… И нет такого мудреца, который скажет тебе, что, отказавшись от ненависти, ты не потеряешь, а – обретешь себя. То есть, мудрецов-то много, весь отряд, начиная с командира, но ты же не услышишь, пока в твоем сердце не учинится твоя собственная Дагор Дагорат, и весь твой прежний, искаженный мир не рухнет к балрогам, и ты не поймешь это сам…

Tags: Холодные камни Арнора
Subscribe

  • Спорт. Лайт-версия :)

    Я много раз рассказывала, что играю в Нано-ферму. Она приятная, с юмором, милейшей графикой, в общем - идеальный отдых. А тут в ней идут…

  • (no subject)

    Годвилль, если кто до сих пор не играет знает, это весьма остроумная браузерная игрушка-словеска. "Мы делаем слова еще смешнее, чем они…

  • Как я провел...

    Я много лет назад всё-таки осилила "Один мой день" - и с той поры трижды отснимала его снова. Но наваливались не менее, а то и более интересные дела,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments